11-й год выпуска № 8 / 26 августа 2011 – 26 ава 5771

Шах и мат

Как Бобби Фишер, чемпион мира по шахматам, еврей и антисемит, сам себя сделал изгоем

В 29 лет Бобби Фишер был самым известным шахматистом мира. Тогда, в 1972 году, ему удалось отобрать шахматную корону у своего советского противника Бориса Спасского на матче в исландском Рейкьявике, подробно освещавшемся в СМИ. Эта дуэль вызвала огромный интерес не только у любителей шахмат, но и у широкой публики, которую привлекал эксцентричный характер Фишера.
К тому же победа американского еврея Фишера положила конец продолжавшемуся десятилетиями бесспорному лидерству СССР в шахматах, или как минимум прервала его, и в самый разгар Холодной войны стала сенсацией и с политической точки зрения. Не случайно тогдашний советник президента США по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджер дважды лично звонил Фишеру и настоятельно просил его не отказываться от участия в матче со Спасским. И конечно же, после того как Бобби одержал победу, его лично поздравил президент США Ричард Никсон.
Недавно американский писатель, специалист в области коммуникативных исследований и шахматист Фрэнк Брэйди, многие десятилетия лично знавший Фишера, опубликовал новую биографию скандального шахматного гения, в которой он анализирует не столько его партии, сколько его психику. Работая над книгой, Брэйди опирался не только на собственные воспоминания, но и на прежде неизученные источники, включая личный архив матери Фишера и документы КГБ, к которым ему удалось получить доступ. Это придаёт его книге высокую степень достоверности.
Фишер родился в 1943 году в Чикаго. Его матерью была родившаяся в Швейцарии еврейка Регина Вендер-Фишер, которая в двухлетнем возрасте переехала в США. В 30-е годы прошлого века она жила в Берлине и в Москве. В столице СССР она вышла замуж за немецкого биофизика еврейского происхождения Ханса-Герхарда Фишера, с которым она позже рассталась. Кто был настоящим отцом Бобби Фишера, точно не установлено. Вероятно, им был иммигрировавший из Венгрии в США физик Пауль Неменьи, который тоже был евреем, или уже упоминавшийся Ханс-Герхард Фишер. Способности к шахматам обнаружились у Бобби, когда ему было шесть лет. В те годы он жил со своей матерью и сестрой в Нью-Йорке. В 14 лет он выиграл чемпионат США по шахматам, а в 15 лет стал самым молодым в мире международным гроссмейстером.
Одновременно начали проявляться и негативные стороны его характера. Способность Фишера к установлению эмоциональных и социальных связей была весьма ограничена. Как правило, он в одиночестве проводил время за чтением шахматной литературы. Ситуация в семье также не способствовала его душевному здоровью. Фишер рос без отца. Поскольку матери часто не было дома, то он большую часть времени был предоставлен сам себе. Кроме того, семья страдала от бедности. Возможно, всё это привело к тому, что уже в юные годы у Фишера стали проявляться такие черты характера, как мания величия, нетерпимость и нелюдимость, которые сохранились у него на всю оставшуюся жизнь. Ему было достаточно самого незначительного повода, чтобы навсегда разорвать дружеские отношения. Его связи с женщинами были редкими и непростыми. Неумение Фишера обходиться с людьми никак не компенсировалось его феноменальным коэффициентом интеллекта, составлявшем 180 баллов.
Уже в молодые годы у Фишера возникла неприязнь к Советскому Союзу. Когда ему было четырнадцать лет, он по приглашению Шахматной федерации СССР провёл лето в Москве. Домой он вернулся с чувством глубокой обиды: ему показалось, что в Москве ему уделили недостаточно внимания. Ненависть к «большевикам» Фишер сохранил до конца жизни, хотя и научился бегло говорить по-русски. Он так боялся КГБ, что в более поздние годы, идя в ресторан, всегда брал с собой противоядия из опасения, что эта советская спецслужба может попытаться ликвидировать его с помощью яда. До этого дело не дошло, однако советский режим и в самом деле интересовался Фишером: в те годы, когда он ещё активно играл в шахматы, специальная секретная группа анализировала каждую его партию и предоставляла результаты ведущим советским шахматистам.
Во время матча на первенство мира со Спасским весь мир смог убедиться в тяжёлом характере Фишера. Перед матчем и во время него он донимал исландских организаторов, Международную шахматную федерацию ФИДЕ и самого Спасского формальными и финансовыми требованиями и обращал на себя внимание отсутствием элементарных манер. Поскольку Фишер одержал победу, то США простили ему его поведение, однако, в конце концов, его характер стал причиной его падения. Обозлившись на весь мир, он перестал профессионально играть в шахматы. Впав в мизантропию и подозрительность, он неоднократно отклонял выгодные предложения сыграть в шахматы или написать книгу о них. В 1975 году он отказался играть с претендентом на шахматную корону Анатолием Карповым, потому что ФИДЕ не пошла навстречу его требованию внести изменение в правила турнира. В результате его лишили звания чемпиона мира.
Почти двадцать лет Фишер жил у друзей или на съёмных квартирах, главным образом в Лос-Анджелесе. Вскоре он обеднел и погрузился в экзистенциальное одиночество. В это время у него появилась ненависть ко всему еврейскому. Хотя мать и не воспитывала его в религиозном духе, однако Фишер знал о своём еврейском происхождении. Короткое время он даже посещал еврейский детский сад. Будучи подростком, он увлёкся идеями христианской секты «Всемирная церковь Бога» и долго оставался её приверженцем, хотя формально в христианство не перешёл. Во время своего калифорнийского затворничества Фишер на­ткнулся в одном из букинистических магазинов на «Протоколы сионских мудрецов» и буквально проглотил эту книгу, которая, по его мнению, являлась истинным доказательством «всемирного еврейского заговора».
Его антисемитские высказывания, которые он делал где угодно и в присутствии кого угодно, в конце концов, привели к тому, что его сестра и её муж, тоже еврей, отказали ему от дома. Фишера видели также со стопкой антисемитских листовок. Будучи евреем, он, тем не менее, любил заявлять о превосходстве «арийской расы». Приехав в 1990 году в Европу, он год прожил с немкой, с которой познакомился за два года до этого во время её поездки в США, причём ещё тогда Фишер сначала убедился в её «арийском» происхождении.
С 1992 года Фишер жил в эмиграции, так как в этом году он за три с половиной миллиона долларов согласился снова сыграть со Спасским в Черногории, которая тогда входила в состав Сербии. Тем самым он, проигнорировав однозначное предупреждение Госдепартамента США, нарушил экономические санкции, введённые Вашингтоном против Сербии. Поскольку в случае возвращения в США ему грозило до десяти лет тюрьмы, то он много лет прожил в Будапеште, а в 2000 году переехал в Токио, где женился на японке. Как в Венгрии, так и в Японии он вёл ожесточённую пропагандистскую войну против евреев и своей родины, США. В одном из своих радиоинтервью в Токио он с одобрением отозвался о террористическом нападении Аль-Каиды на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года.
В конце концов терпение американского правительства лопнуло, и в 2004 году оно объявило американский паспорт Фишера недействительным. При попытке выехать из Японии он был арестован в Токио и помещён в тюрьму для лиц, подлежащих депортации. От высылки в США его спасла Исландия: всё ещё испытывая благодарность к Фишеру за сенсационный матч 1972 года, правительство этой страны предоставило ему исландское гражданство, что позволило ему въехать в это островное государство в северной Атлантике. Там Фишер провёл последние годы своей жизни. Он умер в январе 2008 года и был похоронен в Рейкья­вике.
Фишер так никогда и не назвал причины своей безграничной ненависти к евреям. По одной из версий, причиной была его обида на ФИДЕ и шахматную элиту США и Советского Союза, в которых евреи играли значительную роль. Во время матча со Спасским в 1992 году Фишер, например, заявил, что двадцать лет подвергался бойкоту со стороны мирового еврейства. Однако это объяснение, скорее всего, слишком поверхностное. Загадку своего ярого антисемитизма, который в конечном итоге навредил ему значительно больше, чем столь ненавидимым им евреям, Фишер унёс с собой в могилу.
wst