11-й год выпуска № 7 / 22 июля 2011 – 20 тамуза 5771

Территориальные вопросы

В адрес Израиля всё чаще раздаются требования уйти с Западного берега реки Иордан. Однако сам по себе этот шаг не стал бы гарантией мира

Штефан Й. Крамер

Практически весь мир сходится во мнении, что Западный берег реки Иордан должен стать частью будущего Палестинского государства. Это означает, что в случае мирного урегулирования Израиль должен будет отдать весь Западный берег, возможно, предварительно договорившись об ограниченном равноценном обмене территориями. Это требование не ново, однако недавно оно снова приобрело актуальность благодаря тому, что его официально и недвусмысленно озвучил президент США Барак Обама, заявивший что будущая граница между Израилем и Палестиной должна основываться на «рубежах 1967 года с учётом обмена территориями, признанного обеими сторонами».
С тех пор многие участники мирового политического процесса ссылаются на Обаму для обоснования своего давнишнего требования об уходе Израиля с оккупированных территорий. Это относится как к Евросоюзу, так и к ближневосточному «квартету», членами которого являются ООН, ЕС, США и Россия и который, будучи самым важным международным координационным форумом, имеет большое значение для Ближнего Востока.
Вот как бывает, когда президент США высказывает свою позицию по какому-либо вопросу. Такой же эффект имело выступление Обамы два года назад, в котором он подверг резкой критике израильские поселения на Западном берегу, назвав их нелегитимными. С тех пор международное сообщество оказывает беспрецедентное давление на Израиль, требуя прекратить строительство поселений на этих территориях. То же самое происходит и теперь, когда речь идёт об уходе Израиля с Западного берега реки Иордан. За другие же важные для Израиля элементы будущего палестино-израильского мирного договора борьба или вообще не ведётся или ведётся не столь решительно. Речь идёт о положениях, касающихся безопасности, и о признании Израиля еврейским государством.
Поэтому в сложившейся ситуации крайне важно рассматривать вопрос проведения границы в общем контексте. Действительно, следует исходить из того, что любой мирный договор между Израилем и палестинцами будет включать в себя практически полный уход с территорий, которые в 1967 году оказались под израильским контролем. Иначе заключение мирного договора будет невозможно. Это понимал и бывший премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт. Он предложил Палестинской национальной администрации уход с 98 процентов Западного берега и обмен территориями. Сектор Газа Израиль покинул ещё в 2005 году без каких-либо встречных требований.
Для преемника Ольмерта Биньямина Нетаньяху и его правой коалиции уход с Западного берега практически немыслим по идеологическим причинам. Однако и Нетаньяху понимает, что мировое сообщество не признает религиозные и исторические доводы достаточным основанием для сохранения израильского контроля над Западным берегом. Поэтому, выступая перед американским конгрессом, он заявил о своей готовности пойти на компромиссы в территориальном вопросе. Нетаньяху сказал, что Израиль будет «щедрым» в том, что касается размеров Палестинского государства. Это было не совсем то, что хотел услышать мир, зациклившийся на цифре «1967», но в тоже время намного больше, чем были готовы услышать правые соратники Нетаньяху по партии и его партнёры по коалиции. Пока неизвестно, как будет развиваться политическая дискуссия в Израиле по этому вопросу. Например, Дан Меридор, влиятельный министр от возглавляемой Нетаньяху партии «Ликуд», предложил создать коалицию с центристской «Кадимой» – той самой «Кадимой», которая, находясь у власти во время правления Ольмерта, заявляла о готовности практически полностью уйти с Западного берега.
Нетаньяху действительно находится в сложной ситуации. Распространённое на Западе мнение, что уход Израиля с контролируемых им территорий является достаточным условием для стабильного мира на Ближнем Востоке – это иллюзия. Напротив, уход с территорий без принятия мер по обеспечению мира был бы приглашением врагов Израиля продолжать борьбу с еврейским государством с более выгодных позиций. Неслучайно даже исламистская группировка ХАМАС заявила, что согласна с созданием Палестинского государства на территориях, занятых Израилем в 1967 году. В то же время она чётко дала понять, что это согласие не означает признания ею Израиля. Это вполне логично: в соответствии с Хартией ХАМАС Израиль должен быть уничтожен исламом, а любой территориальный компромисс был бы преступлением против бога. Это означает, что если евреи готовы отказаться от Западного берега, то «Исламское движение сопротивления» (ХАМАС) охотно примет этот подарок, однако при этом не прекратит борьбу с Израилем. Как это выглядит на практике, группировка ХАМАС наглядно продемонстрировала после ухода Израиля из сектора Газа.
Хотя возглавляемая президентом Махмудом Аббасом Палестинская национальная администрация готова признать границы 1967 года, однако она настаивает на так называемом праве на возвращение. При этом Аббас считает, что право на возвращение на территорию Израиля должны получить не только ещё живущие военные беженцы, покинувшие Израиль в 1948-49 годах, но и все их потомки. А это около 5 миллионов человек, которые не являются беженцами в смысле международного права. Если этот сценарий будет реализован, то Израиль очень быстро может превратиться в бинациональное или даже арабское государство с еврейским меньшинством.
Поэтому этот сценарий тоже не может стать основой для мирного договора. Такой договор возможен только в том случае, если палестинская сторона признает право еврейского государства на существование. В конце концов, в 1947 году ООН, на которую так любят ссылаться палестинцы, потребовала создать в бывшей подмандатной Палестине два государства: еврейское и арабское. Поэтому требование «деиудаизировать» государство Израиль лишено всякого основания, в том числе с точки зрения международного права. Израильтяне, по крайней мере, евреи, никогда не согласятся на уход Израиля с Западного берега, если он приведёт к такому результату.
Нельзя забывать и того, что оккупация Израилем Западного берега и Сектора Газа во время Шестидневной войны явилась не причиной, а следствием враждебного отношения к нему арабской стороны. Почти два десятилетия, на протяжении которых Израиль находился в «границах 1967 года», его арабские соседи грозились «сбросить евреев в море». Когда весной 1967 года кольцо врагов стало угрожающе сжиматься, Израиль был вынужден нанести превентивный удар. Сегодня признавать Израиль в каких бы то ни было границах отказывается не только «ХАМАС»: Организация освобождения Палестины, являющаяся партнёром Израиля по мирным переговорам, до сих пор не внесла официальных поправок в свою Национальную хартию, в которой содержится требование насильственного уничтожения Израиля. Эту проблему нельзя будет решить и путём возвращения Израиля к старым границам 1967 года.
Кроме того, границы Израиля должны обеспечивать его обороноспособность. Это признал ещё Совет Безопасности ООН в 1967 году. В своей резолюции № 242, которая по сегодняшний день считается важнейшим международным документом по обеспечению мира, Совбез потребовал «уважения и признания суверенитета, территориальной целостности и политической независимости каждого государства в данном районе и их права жить в мире в безопасных и признанных границах, не подвергаясь угрозам силой или её применению». В резолюции содержится требование о выводе израильских вооруженных сил не со всех территорий, а только «с территорий, оккупированных во время недавнего конфликта».
Более того, в регионе, где смена власти происходит, как правило, революционным, а не демократическим путём, принцип «договоры должны соблюдаться» не действует. На Ближнем Востоке физическая обороноспособность необходима, поскольку там нет условий, которые бы делали войну невозможной. Поэтому Западный берег важен не только с исторической и религиозной точки зрения, как любят подчёркивать израильские правые, но и играет важную роль в обеспечении обороноспособности Израиля. Отсутствие контроля на границе с Иорданией привело бы к неограниченным поставкам оружия в Палестину. Есть достаточно сил, которые бы воспользовались этой возможностью, особенно в том весьма вероятном случае, если к власти придёт движение ХАМАС.
Без надлежащего контроля над горной цепью, которая простирается с севера на юг посредине Западного берега, центральным областям Израиля могло бы непосредственно угрожать сколь угодно большое число иностранных дивизий, например, иранских. Нужно учитывать, что Тель-Авив находится всего в 15 километрах от границы с Западным берегом, а ряд других городов густонаселённого центра страны – и того ближе. Даже те израильтяне, которые далеки от правой идеологии и приветствовали бы появление мирного палестинского государства, не хотят, чтобы Западный берег превратился во второй Ливан.
В данных обстоятельствах реалистичная ближневосточная политика Запада должна быть направлена на защиту национальной идентичности Израиля и обеспечение его обороноспособности. Возможно, для решения проблемы потребуются нестандартные подходы. Например, можно было бы различать между политическими границами и военно-оборонительными позициями. Кроме того, необходимо выработать чёткие, признанные международным сообществом положения на тот случай, если палестинское государство нарушит мир. Запад не только может, но и обязан использовать все имеющиеся у него средства для достижения мира. Одно лишь требование вернуться к границам 1967 года, выдвигаемое в адрес Израиля, проблему не решит.

Автор статьи – генеральный секретарь Центрального совета евреев в Германии