11-й год выпуска № 6 / 30 июня 2011 - 28 сивана 5771

Заповедь справедливости

В Германии и других странах ещё живут сотни нацистских преступников, которых следовало бы предать суду. Интервью с охотником за нацистами Эфраимом Зуроффом

Вопрос: По мнению некоторых комментаторов, мюнхенский процесс против Джона (Ивана) Демьянюка, завершившийся вынесением приговора в прошлом месяце, возможно, был последним крупным судебным разбирательством против нацистских преступников. Вы тоже так считаете?
Ответ: Я с этим абсолютно не согласен. И не только потому, что процесс против Демьянюка еще не закончен, так как прокуратура подала апелляцию на решение суда. В Венгрии в мае этого года перед судом предстал бывший офицер венгерской жандармерии Шандор Кепиро. Его обвиняют в убийстве более 1200 мирных граждан, в основном евреев и сербов, в югославском городе Нови-Сад в январе 1942 года. Помимо этого, осталось ещё много нацистских преступников, немцев и представителей других национальностей, которых необходимо предать суду.
Иногда нацистские преступники живут открыто, не скрываясь. Например, служивший в вой­сках СС голландец Клаас Фабер, на счету которого жизни многих узников лагерей и борцов нидерландского сопротивления. Получив немецкое гражданство на основе нацистского закона, он с 1952 года спокойно живёт в ФРГ, которая не выдаёт его Нидерландам. То же самое касается и бывшего добровольного члена СС датчанина Сёрена Кама, проживающего сейчас в Баварии, которого обвиняют в том, что он убил выступавшего против оккупации датского журналиста и помогал нацистам арестовывать евреев.

Как Вы думаете, сколько нацистских преступников может ещё предстать перед судом?
После суда над Демьянюком – больше, чем до него. Демьянюк, как надзиратель концлагеря, осуждён за пособничество убийству, хотя обвинению не удалось представить доказательства его участия в конкретных преступлениях. На основе этого принципа в одной только Германии можно предъявить обвинение сотням преступников.

Центр по расследованию нацистских преступлений в Людвигсбурге собирается проверить все дела, для возбуждения которых до процесса против Демьянюка, казалось, не было юридических оснований.
Я приветствую это решение. Вообще, следует отметить, что ФРГ, наряду с Италией, США и Сербией, относится к странам, в которых нацистские преступления караются наиболее последовательно. В других государствах результаты были и остаются далеко не такими удовлетворительными, а в странах – бывших республиках СССР они просто катастрофические. Там нацистские преступники вообще не привлекаются к ответу. Мы неоднократно выступали против этого. Швеция и Норвегия не возбуждают дел против нацистов за давностью лет.

Как можно изменить эту ситуацию?
Было бы желание, а возможность найдётся. В конечном счёте, судебная власть является отражением системы ценностей и политической воли общества. Мы, во всяком случае, не намерены сдаваться и будем и впредь делать всё для того, чтобы нацистские преступники предстали перед судом.

Не вызывают ли сегодняшние процессы против нацистов в том числе и определённый негативный эффект? Перед телевизионными камерами появляются старые, немощные и больные люди, которые вызывают у зрителей сострадание. Нужно ли нам это?
Перед судом предстают только обвиняемые, признанные способными участвовать в судебном разбирательстве. То, что многие притворяются больными и беспомощными, – это тактический приём. Вне зала суда Демьянюк чувствовал себя совсем не так плохо, как он пытался изобразить во время судебных заседаний. Это убийцы, и они должны быть привлечены к ответственности. Центр Симона Визенталя совместно с филантропическим фондом «Таргум Шлиши» выступил с инициативой под названием «Операция „Последний шанс"» (www.operationlastchance.org). Мы предлагаем финансовое вознаграждение за информацию, способствующую обнаружению и аресту нацистских преступников. Эта инициатива действует в Германии, Австрии, Литве, Латвии, Эстонии, Польше, Румынии, Хорватии и Венгрии.

Какой-нибудь антисемит, наверняка, увидит в этом «еврейскую жажду мести»?
Антисемит всегда видит то, что он хочет увидеть. Наше требование не имеет ничего общего с местью и только частично связано с евреями. Как я уже говорил, речь идет о привлечении к ответственности ещё живущих нацистских убийц. Аргумент, что сегодня можно поймать «только мелкую рыбёшку», абсурден. Если, скажем, кто-то убил «только» («только», конечно, в кавычках) вашу бабушку, разве он не заслуживает наказания?
Но речь идёт о большем: карая нацистских убийц, мы вносим вклад в дело предотвращения преступлений против человечности и геноцида в будущем. И это, при всей заинтересованности нас, евреев, в наказании нацистских преступников, является универсальной задачей. Я считаю правильным недавний арест Ратко Младича (боснийско-сербский генерал, обвиняемый в военных преступлениях и в преступлениях против человечности, совершённых во время Боснийской войны в первой половине 90-х годов – прим. редакции). Точно так же правильно и важно привлекать к суду нацистских преступников.

Эфраим Зурофф, директор израильского бюро Центра Симона Визенталя, координирует по всему миру усилия этой организации по привлечению к суду нацистских преступников. В 2009 году он опубликовал книгу „Operation Last Chance" на английском языке. Осенью 2011 года в издательстве «Просперо» (Мюнстер/Берлин) выйдет немецкий перевод этой книги.

Центр Симона Визенталя – действующая во всём мире еврейская организация, деятельность которой направлена на сохранение памяти о Холокосте, развитие толерантности и взаимопонимания. Его штаб-квартира находится в Лос-Анджелесе. Центр аккредитован в ООН как неправительственная организация.