10-й год выпуска № 9 / 17 сентября 2010 – 9 тишрея 5771

Главное – это индивидуальный подход

Юлиан-Хаим Суссан работает раввином в третьей по величине еврейской общине Германии. Несмотря на это, он старается уделять как можно больше внимания каждому члену общины.

По словам 42-летнего Юлиана-Хаима Суссана, главная сложность его работы заключается в том, что постоянно приходится переключаться с одного на другое, настраиваться на совершенно разные ситуации: утром беседа с родственниками умершего члена общины, затем участие в брит-миле, потом снова похороны, после которых ещё нужно вести занятия. Когда работаешь раввином, постоянно имеешь дело со смертью и радостью.
Разумеется, с этой проблемой сталкиваются многие раввины. Однако Суссану приходится, наверное, особенно нелегко, ведь дюссельдорфская община, в которой он работает, является третьей по величине еврейской общиной Германии. Поэтому у него всегда много дел. Суссан придерживается принципа, что любую работу в общине нужно выполнять одинаково хорошо: «Каждый, кто заходит в эту дверь, может рассчитывать на моё полное внимание».
Такое отношение к работе сформировалось у него во время учёбы в Израиле, в ходе которой ему довелось посетить множество общин. Он видел бедные, неказистые синагоги, в которых, тем не менее, собиралось столько народу, что яблоку было негде упасть. В то же время он бывал в красивых, богато убранных синагогах, которые почти всегда пустовали. Из этого Суссан сделал вывод: неважно, как выглядит синагога, главное, чтобы там царила сердечная атмосфера, чтобы люди чувствовали себя там как дома.
Однако в такой большой и неоднородной единой общине, как дюссельдорфская, добиться этого непросто, ведь у каждого имеются свои представления о том, каким должен быть его дом. Cуссан решает эту проблему по-своему: он не указывает общее направление, которое должно служить ориентиром для всех членов общины, а старается к каждому подходить индивидуально. Суссан называет это работой, «ориентированной на целевые группы». Он ищет объединяющие моменты и радуется, когда члены его общины проявляют инициативу, неважно в какой форме. Для него главное, чтобы они активно участвовали в общинной жизни. «Конечно, мне бы хотелось, чтобы они на Песах приходили к нам в общину. Однако они могут праздновать его и в пиццерии – это в любом случае лучше, чем вообще ничего не делать», – говорит он.
Поскольку главное для Суссана – это судьба отдельных членов общины, он предпочитает не вмешиваться в «большую политику». Он старается как можно чаще общаться с людьми, посещает клуб ветеранов и общество переживших Холокост, где занимается тем, что считает самым важным в своей работе – пытается пробудить в каждом отдельном человеке еврейское самосознание.
Эта работа отнимает много сил, и, возможно, Суссан не выдержал бы напряжения, если бы не дети. «Когда я прихожу в наш школьный центр и дети зовут меня, то это наполняет меня энергией», – рассказывает он. Прежде всего, его радует то, что здесь он может увидеть плоды своей работы: «Это просто замечательно, когда проводишь обряд бракосочетания у кого-то, кто ребёнком посещал твои занятия». В такие моменты он чувствует, что сделал правильный выбор, став раввином.
Отец Суссана, раввин Бень­ямин-Давид Суссан, сначала скептически отнёсся к выбору сына. «Он знает, какой трудной может быть профессия раввина», – говорит Юлиан-Хаим Суссан. Однако теперь Суссан-старший гордится тем, что его сын пошёл по этой стезе. Правда, когда тот в молодости ушёл с экономического факультета, отец был действительно недоволен. Это был первый шаг Суссана-младшего к его нынешней профессии: он перестал заниматься экономикой, чтобы сосредоточиться на иудаистике и иметь возможность уделять больше времени преподаванию религии.
Фредерик Шпор