10-й год выпуска № 8 / 27 августа 2010 – 17 элула 5770

Долгий путь к профессии раввина

Моше Навон поздно нашёл своё подлинное призвание. В этом отчасти был виноват и Сталин

Фредерик Шпор

Когда Моше Навона спрашивают, почему он стал раввином, то первое, что он отвечает: «Так захотел бог». Однако его путь к профессии раввина был долгим, ведь когда он начал изучать иудаизм в Иерусалиме, ему уже было под сорок. До этого Навон много лет проработал инженером-электриком. После учёбы в университете он остался там в качестве доцента и защитил диссертацию. В 2007 году Навон, которому сегодня 55 лет, получил диплом либерального раввина в Хибру Юнион Колледже в Иерусалиме.
Его путь к профессии раввина был непростым, прежде всего из-за политической ситуации. Моше Навон вырос в Советском Союзе. В сталинское время его родители, как и многие другие молдавские евреи, пережившие Холокост, были депортированы в Сибирь и смогли вернуться на родину лишь после смерти диктатора. Однако и после возвращения из Сибири родители из страха почти никогда не говорили с ним на еврейские темы. Работая учителями, они были на государственной службе и боялись, что маленький Моше кому-нибудь расскажет об этом и навлечёт на всю семью неприятности. Лишь после смерти отца, когда Моше было уже 20 лет, мать начала рассказывать ему об иудаизме.
По-настоящему с еврейской религией он познакомился, прежде всего, благодаря своему деду, который учил его ивриту и обсуждал с ним отдельные места в Торе. Дед посеял духовные семена, которые дали всходы лишь много лет спустя, когда советский режим уже не представлял собой опасности. Навон хорошо помнит издевательства и дискриминацию, которым подвергались евреи в СССР. Когда он учился в университете в Ленинграде, один приятель взял его с собой в синагогу на Симхат Тора. На следующий день декан исключил приятеля из университета. Совершенно очевидно, что за ними следили или кто-то на них донёс.
Тот, кто, подобно Навону, испытал на себе давление советского режима, может понять, как и почему люди утрачивают связь со своей религией. А тот, кто это понимает, тот, наверное, лучше знает, как снова приобщить людей к вере. Именно эту цель Навон ставит перед собой в Германии.
Он приехал в эту страну, потому что хотел, чтобы помимо ортодоксального здесь развивался и либеральный иудаизм. Навон ничего не имеет против ортодоксального иудаизма, ведь он сам учился в Иерусалиме в ортодоксальной ешиве, просто, как он говорит, «у иудаизма 70 лиц, и это хорошо». Кроме того, Германия – это родина либерального иудаизма. «Многие важные тексты либерального иудаизма написаны на немецком языке», – говорит он. Навон идеально подходит для тех задач, которые он перед собой поставил: он единственный в Германии израильский либеральный раввин, который родился в Советском Союзе и поэтому особенно легко находит общий язык с иммигрантами из Восточной Европы.
С 2008 года Навон работает в Германии. В настоящее время он обслуживает либеральные общины в Бад Пирмонте и районе Унна, а также еврейскую общину Рурской области в Оберхаузене. Поскольку все эти общины слишком малы, чтобы обеспечить ему достаточный заработок, он дополнительно работает доцентом в Рурском университете в Бохуме. Навон совершенно не жалеет, что приехал в Германию. «Мне очень приятно, что здесь оказывается такая поддержка», – говорит он. Навон каждый день сталкивается с примерами того, как его работа может помочь улучшению отношений между евреями и неевреями.
Он хочет, чтобы его дети, если они когда-нибудь вернуться в Израиль, и там помогали налаживать связи с немецким обществом. Сам Навон пока уезжать не собирается. «Здесь ещё так много нужно сделать», – говорит он о своей работе.