10-й год выпуска № 6 / 25 июня 2010 – 13 тамуза 5770

Противостоять отчуждению

Израиль и диаспора должны поставить свои отношения на новую основу

Штефан Й. Крамер

В последнее время между Израилем и диаспорой – по крайней мере, её частью – возникли политические разногласия. По одну сторону баррикад находятся еврейские активисты, которые критикуют израильское правительство за недостаточные, с их точки зрения, усилия по достижению мира с палестинцами и поселенческую политику и требуют от руководства своих стран оказать давление на Иерусалим. Особую известность в этой связи приобрела американская организация «Джей-стрит». Недавно со схожими требованиями выступила и созданная европейскими евреями инициатива «Джей-колл»,
По другую сторону баррикад находится правительство Биньямина Нетаньяху, которое не скрывает своего недовольства этой критикой и прежде всего требованием критиков оказать нажим на Израиль. Многие израильтяне, причём не только представители правого лагеря, считают, что активисты еврейской диаспоры ведут себя нелояльно по отношению к Израилю. Те в свою очередь возражают, что, критикуя недостаточные, по их мнению, усилия израильского правительства по достижению мира, они действуют как раз в интересах Израиля, а не наоборот. Их девиз – «за Израиль, за мир».
Разумеется, подобные внутриеврейские разногласия находятся в центре общественного внимания как в Израиле, так и в диаспоре. Однако их следует рассматривать в правильном контексте. Во-первых, кабинет министров Нетаньяху – это не первое израильское правительство, подвергающееся критике со стороны диаспоры. Когда прежние правительства проводили слишком мягкую, с точки зрения правых евреев диаспоры, политику по отношению к палестинцам, их также подвергали жёсткой критике.
Во-вторых, подобные разногласия, несмотря на наносимый ими вред, – это не главная опасность, угрожающая отношениям Израиля и диаспоры. Главная же опасность, и об этом не следует забывать, – это не взаимная критика, а отчуждение, которое проявляется всё отчётливее. Конечно, диаспора и Израиль и сегодня не относятся друг к другу с полным равнодушием. Большая часть евреев, проживающих на своей библейской родине и за её пределами, по-прежнему верит в единство еврейского народа. Однако, как показывают результаты различных опросов, эти узы становятся всё слабее.
В этой связи показательны результаты двух опросов, проводившихся в последние годы. Согласно одному из них, треть израильских евреев считает, что их ничего не связывает с евреями диаспоры. С другой стороны, опрос, проведённый в США, показал, что из десяти американских евреев лишь менее трёх испытывают глубокую эмоциональную связь с Израилем. К сожалению, подобных примеров можно привести сколько угодно. Возможно, что в меньших по размеру общинах диаспоры такие тенденции выражены не столь отчётливо, однако этот феномен в той или иной степени наблюдается и там.
Евреи Израиля и диаспоры могут только потерять от наметившегося охлаждения в их отношениях. Потеря тесной связи с колыбелью еврейского народа приведёт к утрате общинами диаспоры важнейшего элемента их идентичности. В свою очередь, без связи с диаспорой израильские евреи утратят доступ к духовному многообразию еврейства. Попыток противостоять ослаблению связей между этими двумя группами предпринимается немало, однако до сих пор не хватает общей высокоприоритетной стратегии. Разумеется, эту стратегию, для разработки которой потребуется трезвый анализ ситуации, необходимо будет адаптировать к сегодняшним условиям.
Для начала Израиль должен понять, что отношения, сложившиеся когда-то между созданным в борьбе за существование в 1948 году еврейским государством, в котором проживало лишь 600 000 евреев, и диаспорой, намного превосходившей его численностью, богатством и силой, больше не могут существовать в прежнем виде. Сегодня уже нельзя надеяться на то, что «богатые братья» из диаспоры придут на помощь, если у Израиля не будет средств на решение жизненно важных задач, таких, например, как интеграция огромного числа иммигрантов или построение современного общества.
В мае этого года Израиль был принят в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а следовательно, в «клуб богатых стран». Таким образом, он был окончательно признан высокоразвитым промышленным государством. В то же время стареющие общины диаспоры, многие из которых страдают от бедности, вынуждены тратить всё больше средств на собственные нужды. Если сегодня еврейские меценаты будут поставлены перед выбором: купить санитарную машину для Израиля или пожертвовать деньги на еврейский дом престарелых в их собственном городе, то больше нельзя исходить из того, что они выберут первый вариант.
Ещё один важный фактор – это смена поколений. В первые десятилетия существования Израиля отношения между еврейским государством и диаспорой определялись иммигрантами из довоенной Восточной Европы или их детьми. Имея много общего в культурном и языковом плане, евреи Израиля и диаспоры легко достигали взаимопонимания. Это трудно понять их сегодняшним потомкам. Неслучайно опросы показывают, что мнения респондентов значительно варьируются в зависимости от их возраста. Так, Израиль играет в жизни молодых евреев диаспоры меньшую роль, чем в жизни представителей старшего поколения. Аналогичная ситуация наблюдается в Израиле, где интерес к диаспоре падает с уменьшением возраста опрошенных. Знания молодых израильтян о еврейском мире часто так же ограничены, как и их интерес к нему. Многие израильтяне интересуются американской баскетбольной лигой НБА больше, чем еврейской жизнью в США.
Религия также постепенно перестаёт быть объединяющим фактором. Хотя в ультраортодоксальных и ортодоксальных кругах чувство единства веры и нации всё ещё сильно развито, однако и там наблюдается ослабление общей идентичности. Среди неортодоксальных евреев отчуждение проявляется ещё сильнее. В этом отчасти виновата израильская политика в отношении религии, благодаря которой ортодоксы обладают фактической монополией на вопросы, связанные с религиозной жизнью. Что бы израильские министры ни заявляли в своих выступлениях перед приверженцами реформистского или консервативного иудаизма, те не чувствуют себя полностью признанными еврейским государством, что не способствует усилению их мотивации. Из всего вышесказанного следует, что срочно необходимо создать такие условия, при которых Израиль и диаспора могли бы строить свои отношения на партнёрской основе. При этом Израиль, который как государство имеет госбюджет, правительство, систему образования, учреждения для поддержки и финансирования контактов с диаспорой и т. д., должен взять на себя роль катализатора. Разумеется, для этого у политического руководства Израиля должно быть желание поставить отношения с диаспорой на новую основу.
Еврейское государство может оказать диаспоре незаменимую помощь в сфере воспитания, религиозной и духовной жизни, а также в укреплении связи с Израилем. Это было бы выгодно и самому Израилю: духовное партнёрство способствовало бы лучшему пониманию его интересов. В Израиле имеется множество организаций и учреждений, желающих принять участие в подобной программе. Уже сейчас многие из них самостоятельно пытаются организовать проекты по работе с диаспорой, однако имеющийся потенциал может быть использован в полной мере только при наличии государственной программы сотрудничества. Ещё один элемент, который необходимо сознательно использовать – это программы поездок в Израиль. Подобные программы уже существуют. В качестве удачного примера можно привести программу «Таглит-Birthright», благодаря которой более 200 000 молодых евреев диаспоры смогли совершить короткие поездки в Израиль. Хотя это и несомненный успех, однако эта программа далеко не исчерпывает всех имеющихся возможностей.
Чтобы быть по-настоящему успешной, работа с диаспорой нуждается в адекватной финансовой поддержке со стороны Израиля. Перекладывая большую часть финансовой ответственности на диаспору, Израиль не только ограничивает финансовые возможности программы, но и посылает негативный сигнал партнёрам за границей, ведь в диаспоре тоже знают, что распределение бюджетных средств – это вопрос приоритетов.
Кроме того, необходимо улучшить организационные структуры. Сегодня в Израиле вопросами диаспоры ведают сразу три министерства: министерство иностранных дел, недавно созданное министерство информации и диаспоры, а также ведомство премьер-министра, которому подчиняется организация «Натив», отвечающая за связи с русскоязычными евреями. Помимо этого, за переориентацию и финансирование своей работы борется Еврейское агентство, являющееся исполнительным органом сионистского движения. Не нужно быть консультантом по менеджменту, чтобы понять, что подобная неразбериха с компетенциями не может быть эффективной.
Реализация широкой программы партнёрства с Израилем потребовала бы значительных усилий и от диаспоры. Национальным и интернациональным организациям, а также отдельным общинам пришлось бы искать участников программы и спонсоров, проводить информационную работу и принимать участие в проведении мероприятий. Это было бы непростой задачей, однако с большой долей вероятности можно предположить, что найдётся значительное число еврейских учреждений, готовых взять на себя эту работу. Во всяком случае, это относится к еврейскому сообществу Германии. Со своей стороны Центральный совет евреев в Германии готов оказать содействие инициативам по установлению новых партнёрских отношений. Станут ли подобные инициативы реальностью? В ответ на этот вопрос хочется процитировать слова Теодора Герцля: «Если вы захотите, то это не будет сказкой».

Автор статьи – генеральный секретарь Центрального совета евреев в Германии