10-й год выпуска № 4 / 30 апреля 2010 – 16 ияра 5770

Чем старше, тем мудрее

Несмотря на 70-летний возраст, у раввина Беньямина-Давида Суссана ещё много дел

Беньямин-Давид Суссан хорошо помнит, как он приехал в Германию. Когда его поезд подходил к границе, у него от напряжения началась дрожь. «Если бы проводник сделал хоть одно замечание по поводу того, что я еврей, я бы, наверное, взорвался», – рассказывает раввин Суссан. Однако проводник вёл себя приветливо. Несмотря на это, Суссану понадобилось некоторое время, чтобы почувствовать себя в Германии по-настоящему хорошо.
«В то время я ощущал себя, как Робинзон Крузо на острове», – рассказывает Суссан о своих первых годах в Германии. Дело в том, что тогда, в шестидесятые годы, на его новой родине, во Фрайбурге, расположенном в районе Брайсгау, почти не было еврейской культуры. Еврейская община была крошечной, многие фрайбургские евреи были уже пожилыми людьми. Богослужения проводились только раз в неделю, а хазан приезжал лишь два раза в месяц. «Вообще-то мы с женой хотели поскорее уехать из Германии, но не могли сделать это по чисто финансовым причинам», – вспоминает Суссан. Так они осталась в Германии и в конце концов успешно устроились в этой стране.
Вначале Суссан работал во Фрайбурге учителем, то есть занимался тем же, чем до этого занимался в Лондоне и Париже. При этом он всё активнее участвовал в жизни еврейской общины. В начале восьмидесятых годов он стал её председателем, а затем и общинным раввином. 70-летний Суссан особенно гордится тем, что в основном благодаря его инициативе во Фрайбурге была построена синагога. Он с удовольствием вспоминает о том, как много знаменитостей со всего света съехалось во Фрайбург на церемонию, посвящённую началу строительных работ.
Не все поддерживали этот проект. Критики говорили, что во Фрайбурге слишком мало евреев для такой большой синагоги. «Однако я был уверен, что если будет синагога, то с Б-жей помощью будут и люди», – говорит Суссан. Вскоре после завершения строительства синагоги произошло объединение Германии, и началась массовая иммиграция евреев из бывшего СССР. И синагога заполнилась. «В Йом Кипур пришло столько народу, что нам пришлось принести дополнительные стулья», – рассказывает раввин.
В последующие годы Суссан работал раввином не только во Фрайбурге. В 1995 – 2004 годах он был раввином земли Саксония-Анхальт. Однако и в это время Суссан регулярно бывал во Фрайбурге: «Просто Фрайбург – это моя община, и она для меня очень много значит». Два раза в месяц он проводил богослужения в этом городе. «Я не хотел потерять связь с Фрайбургом», – говорит Суссан. Поэтому в 2004 году он не ушёл на пенсию, а продолжил работу раввином в этом ставшим ему родным городе.
Тем самым Суссан последовал совету своего хорошего друга-еврея, профессора теологии, который сказал ему: «Пока у еврея бьётся сердце, он идёт, и только когда еврей умирает, он останавливается». У Беньямина Суссана ещё много планов: «Вокруг столько дел. Я пытаюсь помогать, где только возможно». В настоящее время он вынашивает новый проект: Суссан хочет создать во Фрайбурге еврейский музей. Он утверждает, что возраст в его профессии не помеха. Наоборот, «чем старше раввин, тем он мудрее».
Даже если через несколько лет раввин Суссан всё же уйдет на пенсию, его двое сыновей, наверняка, ещё будут работать раввинами, ведь они пошли по стопам отца. Один из них служит раввином в армии США; некоторое время он даже находился в Багдаде. Второй сын, Юлиан-Хаим, работает раввином еврейской общины Дюссельдорфа. Раввин Суссан в шутку говорит, что вообще-то хотел, чтобы они выбрали для себя «гражданские» профессии, такие как врач или адвокат. «Когда они решили стать раввинами, то я хотел наложить вето на это решение», – говорит он и смеётся, полный гордости за своих сыновей.
Фредерик Шпор