10-й год выпуска № 2 / 26 февраля 2010 – 12 адара 5770

Идиш? Спасибо, не надо!

В первые десятилетия советской власти многие евреи отвернулись от языка своих отцов

История языка идиш в Советском Союзе обычно ассоциируется с упадком еврейской культуры в этой стране: гибелью большинства носителей идиша во время Холокоста и жестокими преследованиями со стороны сталинского режима. После смерти Сталина, несмотря на определённые послабления, подлинное возрождение еврейской культуры было не только нежелательным, но и невозможным. Вполне понятно, что трагедия идиша занимает особое место в нашей исторической памяти, однако она не является единственным важным аспектом развития идишской культуры в СССР. Недавно известный израильский историк, специалист по Восточной Европе, профессор Мордехай Альтшулер указал на ещё один интересный аспект, а именно на то, что, по имеющимся у него данным, в довоенный период среди советских евреев наблюдалась явная тенденция к отходу от идиша. Многих евреев больше привлекала доминирующая в обществе русская культура, и они отворачивались от идиша. К слову, аналогичная тенденция имела место, например, и среди евреев в США. Альтшулер подчёркивает, что разгром еврейской культуры в годы правления Сталина никак не был связан с представлениями самих евреев об интеграции и ассимиляции. По его мнению, уничтожение идишской культуры произошло бы, даже если бы интерес еврейских масс к идишу остался неизменным. Однако это не делает внутриеврейский аспект менее интересным.
Разумеется, не все евреи отвернулись от идиша. Более того, еврейская культурная жизнь была весьма насыщенной. Тем не менее всё большее число евреев приобщалось к русской культуре. В некоторых случаях власти проявляли к идишу больший интерес, чем некоторые евреи. Ярким примером тому могут служить еврейские школы на родине идишской культуры – территориях, которые в царское время находились в пределах черты оседлости. Речь идёт в основном о Белорусской и большей части Украинской ССР. До 1929 года советское правительство поддерживало языки этих республик: белорусский и украинский. В то же время власти поощряли использование идиша еврейским населением, что нашло своё отражение в росте числа школ с преподаванием на идише. В период с 1923 по 1929 год количество учеников этих школ в обеих республиках выросло с 58000 до 87000. В результате установления полного государственного контроля над системой образования эта цифра составила 121000 человек в 1933 году. Однако, как показывают результаты исследований Альтшулера, не все еврейские родители было в восторге от «идишизации». Многие хотели, чтобы их дети получили образование на другом языке, и прежде всего русском. Часто еврейским активистам, а иногда даже и государственным учреждениям, приходилось оказывать давление на родителей, чтобы те отдавали своих отпрысков в еврейские школы. В последующие годы государственная поддержка идиша сменилась гонениями. Так власти, действуя опять-таки диктаторскими методами, «решили» проблему обратным путём.
Значительную роль в ослаблении позиций идиша играло массовое переселение евреев из западных регионов вглубь СССР, где они легко адаптировались к русскоязычной культуре. Даже если у них была возможность посещать культурные мероприятия на идише, они мало пользовались ею. В качестве примера Альтшулер приводит Московский государственный еврейский театр, который был известен во всём мире своим высоким художественным уровнем. Несмотря на это, его спектакли в Москве и Ленинграде всё чаще проходили перед полупустыми залами. Так, в 1939 году директор театра Соломон (Шлойме) Михоэлс жаловался на то, что во время гастролей в Ленинграде в зале были заполнены только первые три ряда, причём зрителями, пришедшими по служебным причинам. И это в городе с 200-тысячным еврейским населением! Часть билетов раздавалась неевреям, которым представители культурных организаций говорили, что посещением еврейского театра они на деле продемонстрируют дружбу народов в Советском Союзе.
Конечно, советские евреи, с восторгом перенимавшие культуру своей страны проживания несмотря на зачастую враждебное окружение, не были исключением. Аналогичные процессы имели место среди евреев Германской империи и Веймарской республики, а также других стран Центральной и Восточной Европы. Поэтому исследования Альтшулера являются интересным вкладом в изучение развития еврейской идентичности в Новое время.
wst