10-й год выпуска № 2 / 26 февраля 2010 – 12 адара 5770

Глубокая пропасть

Что может сделать Запад для ослабления палестино-израильского конфликта?

В январе президент США Барак Обама на редкость открыто признал провал своей ближневосточной политики. По его словам, вступая в должность, он переоценил способность США «подвигнуть израильтян и палестинцев к серьёзному диалогу», то есть хоть на йоту продвинуть мирный процесс. В утешение американскому президенту можно было бы напомнить, что он не первый, кто потерпел фиаско в этом вопросе. Так, например, ни к чему не привела «дорожная карта», с помпой провозглашённая предшественником Обамы Джоржем Бушем-младшим, которая должна была способствовать мирному урегулированию между Израилем и будущим палестинским государством. И это далеко не единственный пример, когда попытки урегулирования этого конфликта не давали ничего, кроме разочарования.
При этом объективный анализ ситуации помог бы избежать болезненного крушения иллюзий. В действительности пропасть между позициями Израиля и палестинцев настолько глубока, что нет никаких гарантий того, что политические усилия обязательно приведут к достижению мира. Формально Палестинская национальная администрация (ПНА) и израильское правительство признают решение «два государства», к которому призывает международное сообщество, однако в действительности каждая сторона по-своему понимает это решение.
В соответствии с представлениями палестинцев, речь идёт не только о возврате территорий, занятых Израилем в 1967 году. Этот вопрос можно было бы решить с помощью обмена территориями, что однажды уже было предложено палестинцам бывшим премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом. Однако ПНА называет в качестве обязательного условия и право на возвращение в Израиль шести миллионов палестинцев, проживающих за границей, и не собирается в угоду интересам безопасности Израиля ограничивать суверенитет будущего палестинского государства. Такое «решение» позволило бы палестинцам в обозримом будущем превратить Израиль в преимущественно арабское государство и расположить хорошо вооружённую армию, причём не только свою, но и других стран, например, Ирана, в нескольких километрах от крупных населённых пунктов Израиля. Другими словами: такой мирный договор дал бы палестинцам возможность продолжать борьбу за уничтожение еврейского государства в гораздо более выгодных для них условиях.
Становится понятным, почему подавляющее большинство израильских евреев, чувствуя, что настоящего мира достичь невозможно, предпочитает продолжение конфликта в сложившейся на сегодняшний день ситуации опасному формальному миру. В этом плане любое израильское правительство может положиться на сплочённость своих граждан, по крайней мере, еврейских, особенно после горького опыта, полученного Израилем около пяти лет назад после его добровольного ухода из Сектора Газа. Тогда вместо ожидаемого мира палестинцы ответили усилением ракетного обстрела. С 2007 года у власти в Газе находится фундаменталистское движение Хамас, которое не только намекает на то, что его целью является уничтожение Израиля, но и открыто заявляет об этом.
Печальный результат ухода из Сектора Газа и провал мирных переговоров Ольмерта с ПНА побудили большинство израильтян проголосовать за правые партии во время выборов в Кнессет в 2009 году и привели к созданию нынешнего израильского правительства, которое не пользуется доверием определённой части международной общественности, использующей поселенческую политику Израиля в качестве удобного рычага давления на премьер-министра Биньямина Нетаняху. Дискуссии по поводу поселений ведутся и в самом Израиле, однако следует учесть, что проводившийся до сих пор переговорный процесс потерпел неудачу не из-за поселений. Во-первых, всем заинтересованным сторонам понятно, что в случае заключения подлинного мира Израиль сохранит за собой крупные блоки поселений и таким образом большинство поселенцев останутся на своих местах. Это стало бы возможным благодаря обмену территориями. Во-вторых, палестинцы могли ещё десять лет назад предотвратить расширение израильских поселений в других частях территорий, на которые они предъявляют претензии, заключив мирный договор на реалистичных условиях.
Эта тупиковая ситуация не означает, что международное сообщество должно безучастно наблюдать за тлеющим палестино-израильским конфликтом. Однако прямое давление на обе стороны мало к чему приведёт, поскольку не так-то легко заставить народы отказаться от позиций, по которым существует общественный консенсус. Вместо этого правительствам западных стран следует попытаться дать палестинцам чёткую политическую перспективу, помочь им в создании функционирующей экономики и добиться окончания господства Хамаса в Секторе Газа. Что касается Израиля, то Запад должен стремиться к созданию более доверительных отношений с этой страной. В частности Западу следует с большим пониманием относиться к проблемам безопасности Израиля, более тесно сотрудничать с ним, а также решительно выступать против внешних угроз безопасности еврейского государства, таких, например, как иранская программа по созданию атомного оружия, терроризм и антисемитская пропаганда в арабском мире. Если израильтяне увидят, что к ним относятся как к части свободного мира и равноправным партнёрам, то смогут пойти на больший риск в области безопасности. Даже если на данном этапе эти меры и не приведут к урегулированию конфликта, то они будут способствовать его разрядке и без заключения формального мирного договора. Это бы тоже дорогого стоило.
wst